Интервью

  • ​Литовский европарламентарий: чем глубже в ЕС, тем меньше беспокоит российская угроза

    Чем "глубже" в ЕС, тем в большей безопасности чувствуют себя люди по отношению к российской угрозе, заявил в интервью агентству ЛЕТА литовский европарламентарий Антанас Гуога. "Есть огромное отличие во взглядах по сравнению с балтийцами, которые находятся у российской границы и ощущают постоянную угрозу [..]", сказал Гуога, подчеркнув, что, несмотря на это, ЕС в своей позиции по отношению к России очень един. Политик, недавно включенный Россией в "черный список", отмечает, что с тем же успехом, что и о Крыме, мы могли бы дискутировать о Калининграде, который никогда не принадлежал России. Балтийцы должны делать все возможное, чтобы защитить себя, "тогда и наши партнеры нам помогут защитить себя собственными силами". Гуога видит для стран Балтии отличные возможности стать мировыми лидерами в сфере электронного управления и кибербезопасности, если только мы будем концентрироваться на этих сферах и инвестировать в своих людей.

    - Вы недавно были включены Россией в "черный список". За какие заслуги?

    - С этим ничего сделать не могу, просто принять. Немного жаль, потому что мне очень нравилось бывать в Петербурге, даже в Москве, там много красивой архитектуры, например, Большой театр. Русская культура очень богата, мы как европейцы можем гордиться ею. У меня много друзей в России, я не имею ничего против русских людей и русской культуры. Но политически в России есть проблемы.

    Почему я в этом списке? Я не знаю наверняка, но я всегда был проактивен в энергетической политике, в вопросах прав человека и политических свобод. У меня есть мнение, и я открыто выражаю его, потому что я свободен и должен говорить то, что думаю. Мое мнение сильно отличается от взглядов политического руководства России и о том, как Россия управляется, и о ситуации с правами человека, с которой в этой стране много проблем, потому что людям не хватает возможностей выражать свои политические взгляды.

    - Как ЕС реагирует на недавние протесты в России и массовые аресты протестующих?

    - ЕС никоим образом не участвует и не спонсирует эти протесты. Это спонтанные протесты россиян с требованием большей свободы. Мы наблюдаем за этими протестами, поддерживаем стремление людей протестовать. Я считаю, что каждый должен иметь право на протест, если он недоволен ситуацией - так происходит в Европе, где акции протеста и забастовки происходят постоянно. В свободном мире, если только Россия является его частью, миролюбивые протесты должны допускаться, об ином и речи быть не может. Органы власти не в восторге от протестов, но протесты помогают России прогрессировать. Если государство готово к переменами, они произойдут, причем спонтанно, вопрос только - когда.

    - Не отодвинулась ли в переговорах с Россией тема аннексии Крыма из-за темы восточной Украины?

    - Говоритьс Россией очень сложно, потому что она поминает только собственную позицию и не углубляется в мировую перспективу. С таким же успехом мы могли бы дискутировать и о Калининградском регионе, который на самом деле никогда России не принадлежал, это ни в коем случае не российская земля. Мы можем обсуждать возвращение Калининграда Германии. И, может быть, нам действительно стоило бы говорить об этом. Вопрос Крыма стоит у нас в повестке дня, и это тяжелый вопрос. Из-за аннексии Крыма страдает Россия и ее население.

    - Достаточно ли тяжелы санкции, чтобы можно было утверждать, что Россия действительно страдает от них? Кроме того, растут опасения относительно единства Европы в вопросе сохранения санкций.

    - ЕС очень един, включая Великобританию, если мы говорим о его отношении к действиям российского правительства. Есть страны-участницы, которые не понимают политику России, а есть такие, которые не слишком хотят понимать ситуацию, поскольку их в большей мере интересуют они сами. Например, они выращивают апельсины и хотят продавать их России, как любой другой стране в мире. Думаю, что моя возможность как депутата Европарламента от Литвы состоит в том, чтобы разъяснять некоторым таким странам и их политикам, что на самом деле находится с другой стороны медали. Одно дело бизнес, но мы должны понимать, с кем мы заключаем сделки, за какую цену и разумно ли это. Дискуссии продолжаются, а различие мнений - это нормально в политическом процессе.

    - Балтийцы очень озабочены российской угрозой. Понимают ли это другие страны-участницы?

    - Чем глубже в ЕС, тем в большей безопасности чувствуют себя люди. Конечно, здесь, в Страсбурге, мы чувствуем себя в совершенной безопасности. В Испании, например, вы видели бы угрозы из других регионов мира, например, из Африки или с Ближнего Востока. Есть огромная разница по сравнению с балтийцами, которые находятся у границы с Россией и у которых есть к тому же совсем недавний опыт оккупации, когда родственников ссылали в Сибирь для работы в концентрационных лагерях на пользу России. Это сидит у нас глубоко в памяти, и наш страх совершенно обоснован. И об этом мы должны говорить - о прошлой, настоящей и будущей угрозе, которая никогда никуда не исчезала. Поэтому мы должны добиваться максимальной поддержки, защиты и максимального финансирования, ведь нам нужна очень сильная граница и очень сильная армия на самой линии фронта, которая всегда будет под угрозой.

    - До сих пор мы чувствовали несокрушимую поддержку Великобритании и США. Великобритания находится сейчас в процессе "Brexit", США также в своеобразном процессе переоценки основных ценностей и политики. Чего нам ждать от будущего?

    - Думаю, что эта поддержка останется неизменной. Сейчас мы видим политические перемены, которые, возможно, принесут с собой известные колебания в наших отношениях, но я считаю, что в самих основах наши отношения очень крепкие. Если понаблюдать, что происходит в парламентах обоих этих государств, мы увидим, что там Балтийский регион пользуется большой поддержкой. Я не слишком встревожен.

    Важно понять, почему наши страны были оккупированы - мы были слабы, разобщены, президент Литвы покинул страну, армия была не готова бороться, государство не было единым. Мы должны быть внутренне очень сильны, страны Балтии должны быть едины, уровень коррупции - падать, люди - гордиться своим государством и хотеть его защищать. Верьте мне, если люди Балтии захотят защищать свои государства, мы сумеем это сделать. Мы не можем только искать вокруг, кто сможет защитить нас - мы сами должны быть готовы встать в первые ряды в борьбе против каждого, кто захочет к нам вторгнуться. Если мы будем такими, очень мотивированными, мы станем крепким орешком. Но, конечно же, мы должны получить и всю возможную поддержку.

    - Делаем ли мы достаточно много, чтобы не позволить российской пропаганде повернуть в свою сторону умы людей?

    - Думаю, мы должны делать намного больше. С одной стороны, мы в гораздо лучшей позиции, чем накануне Второй мировой войны, когда произошла оккупация, причем без серьезного сопротивления. Нам нужно на этом учиться и быть готовыми, поддерживать друг друга и создавать как можно более сильный оборонный механизм, потому что и раньше мы сидели и ждали, что американцы спасут нас, но они так и не пришли. Нам нужно быть проактивными и делать все возможное, чтобы защитить себя. Тогда и НАТО нас поддержит, включая британцев и американцев, которые обязательно защитят нас в случае угрозы и помогут нам защитить самих себя.

    - Вы много работаете с вопросами э-управления, в том числе кибербезопасности. Насколько велика степень нашей безопасности от враждебных сил?

    Кибербезопасность в настоящее время является очень важным вопросом европейской политики, над ней ведется серьезная работа. Она очень важна и для стран Балтии, чтобы нам могли доверять и другие страны-участницы могли бы делиться с нами информацией. Некоторые новые технологии активно и эффективно уже используются в таких странах, как Германия и Франция, но у нас к ним нет доступа, чтобы и мы могли защищать свою инфраструктуру от кибератак, которые могут предприниматься некоторыми нашими врагами. За это ведется сейчас в европейской политике серьезная борьба - чтобы у нас была поддержка наших партнеров, других стран ЕС, чтобы они хотели нам помогать, делясь знаниями и информацией. Я думаю, странам Балтии все больше доверяют. Мы становимся настоящими партнерами, и это возможность. Эстония уже много сделала со своим центром кибербезопасности в НАТО. Мы можем инвестировать в людей, их знания и стать самыми сильными в мире в области кибербезопасности, потому что в будущих войнах все важнее будут становиться процессы, происходящие в виртуальном мире.

    - Не потеряла ли своей актуальности концепция электронных выборов после активного вмешательства России в избирательный процесс в других странах?

    - Я слышал от американцев, что Россия влияла на выборы в США, но никакого голосования в интернете там не происходило. Есть много разных способов, как враждебное государство может вмешаться в выборный процесс в другом государстве. Нам нужно остановить эти попытки любой ценой. Если мы посмотрим на страны, в которых успешно проходит электронное голосование, например, Эстония, где люди уже давно голосуют из дома по интернету, в том числе и сениоры, то станет ясно, что в этом направлении мы еще должны работать. Нам нужно ввести этот процесс во всей Балтии, используя наилучшую практику, разработанную Эстонией. Эстонцы, без сомнения, сейчас в этом смысле лидеры.

    В э-управлении у стран Балтии есть возможности лидировать в мире, потому что мы маленькие, быстро приспособляемые, у нас отличное покрытие сети. Нам нужно сконцентрироваться на этой сфере, инвестировать в нее. Это будущее и наши преимущества в конкурентной борьбе.

    - Фейковые новости - феномен, который используют и политики, и враждебные государства, и даже президент такой супердержавы, как США. Можно ли бороться с этим феноменом политическими средствами?

    Мы обязательно должны противостоять этому, создавая европейские СМИ или финансируемые Европой СМИ в странах Балтии и вокруг всей Европы. Мы должны делать больше, уметь смотреть "за закон", Причем это в основном работа онлайн, где в будущем будет находиться все больше новостей и сама медиасреда.

    Поэтому так легко создавать фейковые новости в интернете. Я думаю, люди это понимают, и это только вопрос образованности. Поскольку некоторые из наших стран пережили советские времена, когда приходилось верить, что все написанное в газете - правда, нам требуется время, чтобы приспособиться к новой медиасреде. Молодое поколение, разумеется, интерпретирует вещи иначе, не верит всему написанному и понимает, что это может быть мнение только одного человека, объективное или не очень, или вообще всего лишь интересный рассказ.

    - Не нужно ли ЕС и его участникам помочь обществу понять эти вещи? Помочь через СМИ, может быть, даже профинансировать различные механизмы проверки фактов?

    - Тогда нам нужно больше законов, больше норм. Если мы что-то особенно начнем вкладывать в СМИ, за этим последуют громкие протесты. Это очень чувствительный вопрос. Тогда люди скажут, что правительство теперь будет контролировать СМИ, и, к примеру, обяжет их работать так, чтобы 50% новостей были позитивными и к тому же на 100% достоверными…. На самом деле, все зависит от интерпретации.

    У нас есть свобода, и наши СМИ прошли отличный путь эволюции, это большой скачок вперед. В то же время существует множество рисков, те же самые фейковые новости или пропаганда. Мне кажется, требуется время, чтобы научиться, но, думаю, люди и учатся. Надо сказать, правда, что часть людей старшего поколения не готовы к таким изменениям, они просто всему верят. Остальные же понимают, что у новостей бывают разные источники.

    Конечно, мы можем вложить средства в некую кампанию под девизом "Не верьте СМИ", но это будет бесконечно противоречиво. Найти решение этого вопроса нелегко, он действительно сложный. Очевидно, нам надо убедиться, что наши люди уже в школе учатся тому, чтобы уметь самостоятельно интерпретировать факты и принимать свои решения, выбирая, что им слушать и читать.

    - Россия, в которой нет свободы слова, хорошо научилась использовать свободу слова в западном мире против самих западных стран.

    Они провели блестящую работу - надо согласиться, это отлично удалось России. Она создала спутниковые каналы, интернет-СМИ, радио и наняла некоторых известных людей, пользующихся авторитетом на Западе, чтобы они распространяли российскую пропаганду. В то же время люди понимают, что это точка зрения российского правительства и ничего другого там нет. Это все, что могут предложить российские СМИ.

    - Может ли "Brexit" стать шансом вернуть в страны Балтии часть балтийцев, уехавших на заработки в Великобританию?

    - Не могу сказать, что этот процесс предоставит такую возможность, но могут происходить и другие процессы по всему миру, способствующие возвращению людей. Это могут быть некие политические процессы в конкретном государстве. Сейчас кажется, что процессы противоположные - все больше литовцев порывают связи с Литвой и отказываются от литовского гражданства, чтобы получить британское подданство. Об этом свидетельствует статистика. Люди хотят закрепить свою принадлежность к Великобритании, потому что у них есть дети, которые ходят там в школу, ипотечные кредиты. Трудно таких людей получить назад.

    Чтобы их вернуть, у нас должно быть очень прозрачное правительство, визионарное управление, больше амбиций, прекрасные планы по системе образования, по развитию инфраструктуры и намного более высокий темп прироста ВВП. Сейчас цели ВВП у нас недостаточно высокие - если мы хотим угнаться за Германией, Данией, Великобританией, рост ВВП у нас должен быть на 3% выше. Если наше развитие будет медленнее, наши страны попросту вымрут, потому что люди уедут в более богатые государства. Мы в одной зоне, они могут это сделать. Так что у нас должны быть амбиции по достижению намного более быстрого развития, чтобы люди видели, как улучшается жизнь.

    - Чувствуете ли вы в Европарламенте балтийское единство, несмотря на различия в партийной принадлежности?

    - Без сомнения. У нас невероятно крепкое единство стран Балтии, мы работаем вместе, и различия в партийной принадлежности не имеют большого значения. Мы едины, мы горды представлять Балтию, мы работаем над тем, чтобы наш голос был слышен, чтобы нас считали здесь умными и позитивными людьми с хорошим будущим. 

    Avots: LETA
    © Šī materiāla tekstu jebkādā veidā un apjomā pārpublicējot vai citādi izmantojot masu saziņas līdzekļos vai interneta vietnēs, obligāti jāpievieno atsauce uz aģentūru LETA.